Как научиться правильно рефлексировать и почему копаться в себе полезно
Как научиться правильно рефлексировать и почему копаться в себе полезно

Что это такое

Рефлексия — занятие, направленное на избавление человека от стереотипных и бездумных реакций. Сегодня слово порядком поистрепалось. В мире с развитой индустрией доступных развлечений, одновременно помешанном на личностном росте, эффективности и непрерывном самообучении, без рефлексии никуда. 

На игровых тренингах, образовательных курсах, психологических погружениях и даже откровенно шарлатанских сборах вроде «Прокачай эмоциональный интеллект и мышцы таза» ей уделяется много времени.

Каждая наука трактует интересующий нас предмет по-своему. Скажем, в рамках философского подхода под рефлексией принято понимать рассуждения об изначальном замысле бытия, основаниях человеческой культуры, поисках бога и о прочих высоких материях. В психологии термин связан с анализом чувств, душевных состояний и разных нервных порывов. В педагогике рефлексия — обязательная часть образовательного процесса, тот момент, когда нужно поставить галочку, отмечающую, в какой части пути ты находишься. «Ну-с, ребята, сегодня мы изучили равнобедренный треугольник» — попытка Марьи Ивановны заняться рефлексией, обратить внимание на произошедшее: еще утром о диковинных фигурах ты не имел ни малейшего понятия, а теперь всё про них знаешь!

Американский философ и педагог Джон Дьюи говорил об этом так: «Мы не учимся на опыте… мы учимся на размышлениях об опыте».

Действительно, любой опыт может быть обучающим, если мы правильно применяем рефлексию. Скажем, дети поиграли в прятки. Кажется, образованнее они не стали. Но пусти к ним грамотных педагогов и психологов — и внезапно выяснится, что ребята научились ориентироваться на местности; разобрались с инстинктивными реакциями «замри — беги»; нашли кратчайшую траекторию между двумя объектами; выработали эффективную поведенческую стратегию в стрессовой ситуации; поняли, как отсчитать минуту без часов, и т. д.

Рефлексия имеет практический смысл и интересна как взгляд на себя: как опыт меня формирует? развиваюсь я или деградирую? что я ощущаю прямо сейчас? почему при слове «гусь» я заплакал и убежал? Она позволяет понять, как наши странности и убеждения влияют на манеру вести себя и принятие решений. И это вовсе не критическое мышление. Последнее помогает добираться до цели и преодолевать трудности, видеть несоответствия во внешнем мире, а рефлексия представляет собой размышления о внутреннем опыте. Такая способность формируется у нас, по мнению ученых, не раньше 9–10 лет.

Вместо того чтобы импульсивно махнуть рукой: «Нет, мне никогда не забраться на это дерево!» — человек начинает задумываться: «Может, я всё-таки способен? Чего мне недостает? А если попробовать придвинуть скамейку? А вот на забор я легко запрыгиваю…»

Окружающая нас реальность очень динамична и с каждым днём становится еще быстрее. И самолеты, и информация, и мы сами — всё здесь теперь носится с огромной скоростью. Кроме того, появились и другие вселенные, виртуальные.

Как сосредоточиться на внутренних монологах, если окружающий мир настойчиво требует жертв в виде нашего внимания?

Рефлексия позволяет мозгу сделать паузу прямо посреди хаоса, распутать свои наблюдения, разложить их по полочкам интерпретаций и вообще взглянуть на всё как-то осмысленно. Это удобный инструмент, помогающий жить.

Главное — найти время и возможность его применить.

Три вида рефлексии

Во избежание путаницы психологи разделили рефлексию на ситуативную (анализ «прямо сейчас»), ретроспективную (взгляд в прошлое) и проспективную 

(мысли о будущем). Правда, люди, как правило, разбираются с уже полученным опытом в свете грядущих свершений, одновременно держа в уме свое текущее состояние и сверяя компас с ним. Понятно, что удобнее фокусироваться на чём-то конкретном, но очевидно, что такое деление довольно условно.

И что, это и впрямь улучшает жизнь?

Исследователи из Гарвардской школы бизнеса нашли массу преимуществ в регулярной рефлексии. Оказалось, что привычка задавать себе нехитрые вопросы в конце дня положительно коррелирует со способностью человека быть внимательным в общении, с его уверенностью в своей эффективности и умением быстро понимать задачи. А еще выяснилось, что производительность сотрудника, который вперил взгляд в облако за окном и погрузился в вечные вопросы: «Чего я сегодня достиг, что меня вдохновило?» — выше, чем у того, кому не хватило времени на самокопание. Причем исследование проводилось в колл-центрах, где человек, занятый полезной рефлексией, подозрительно похож на халтурщика, отлынивающего от работы.

Гипотеза подтвердилась: всего 15 минут раздумий об извлеченных за день уроках — и вы уже бьете по КПД коллегу, который не выпускает трубку из рук.

Результаты другого исследования показывают, что рефлексией можно заниматься не только в офисе, но и вообще где угодно. Британцам, вынужденным добираться на работу на электричках, предложили использовать время в дороге на самоанализ: планировать день, рассуждать о вчерашнем, отмечать достижения — словом, не залипать в смартфоне. Каким-то образом это упражнение позволило им стать продуктивнее, реже подвергаться выгоранию и в целом быть счастливее. Хотя в такое трудно поверить, учитывая, что они не пользовались телефоном.

 

Масла в огонь подливают специалисты из Техасского университета в Остине. Они хотели выяснить, как рефлексия помогает студентам усваивать информацию. Учащимся дали задания из разряда «выучить, запомнить» и после того, как все закрыли учебники, предложили просто поразмышлять — о чём угодно. Группа студентов, которая посвятила эти минуты анализу своей работы, структурированию полученного опыта («Что мне удалось узнать?»), показала в тестах более высокие результаты по сравнению с теми, кто думал не о своей учебе, а «о чём угодно», включая коленки однокурсницы.

Как это работает

В том, что мы делаем массу ошибок и часто ведем себя глупо, виновата «иллюзия самовосприятия». Этот термин использует психолог Принстонского университета Эмили Пронин, излагая проблему: мы видим кривое изображение самих себя, однако осознать, что перед нами искаженная картинка, не так-то просто.

Например, Николай убежден, что он щедрый парень, однако, когда все скидываются на подарок общей подруге, Коля долго спорит из-за двухсот рублей.

Важно, что он не видит здесь никакого противоречия и находится во власти иллюзии. Фокус в том, что мы радостно игнорируем факты, дискредитирующие нас, а в картину «я щедрый, умный и красивый» вплетаются не только объективные данные, но и то, о чём мы мечтаем. Хочу быть таким — и буду! Пусть и в собственном воображении. Например, каждый первый считает себя остроумным человеком, и — на беду — многие берутся это демонстрировать.

Кроме того что участники экспериментов Пронин были предвзяты по отношению к себе и преувеличивали свои достоинства, они еще и настаивали, что их точка зрения объективна. Точно так же мы часто скрываем от самих себя не только фрагменты собственного портрета, но и свои мотивы.

Хорошо, мы серьезно ошибаемся в оценках, но при чём тут рефлексия? Дело в том, что этот процесс помогает сблизить осознанные цели и бессознательные мотивы, позволяет оглянуться и спросить себя: «А почему я так долго спорил из-за копеечной суммы? Может, это для меня по-настоящему важно?» И вот мы уже внимательнее относимся к себе, вносим небольшие правки в портрет и даже корректируем общий курс. Немецкий ученый Оливер Шультхайс из Университета Эрлангена — Нюрнберга доказал, что чем лучше связаны наши сознательные цели и бессознательные мотивы, тем мы счастливее.

Например, если вы «внутри» не стремитесь к деньгам и власти, то, став большим боссом, не испытаете настоящей радости, что бы там ни говорила ваша мама.

Проанализировав научную литературу, посвященную этой проблеме, Эрика Карлсон из Университета Торонто нашла способ «выправить» искажения в мышлении. Таким инструментом исследовательница считает практику осознанности, медитацию, очищенную от религиозного налета. Это первый пункт самоанализа или, если угодно, рефлексии ситуативной — в настоящем времени, наблюдение за своими мыслями и состояниями. Важно, что человек себя с ними не идентифицирует (это всего лишь идеи, они приходят и уходят помимо нашей воли) и не оценивает их (почему-то хочется всех убить, что не хорошо и не плохо — я просто отмечаю факт). Где-то тут лежит тропа к самопознанию, к избавлению от кривого зеркала, начало психологического подхода — заметить, что с тобой происходит.

Опасная ловушка

Пока всё выглядит безоблачно — казалось бы, анализируй текущий опыт и корректируй действия. Но простые рецепты тут не работают. Например, исследователи изучали состояние мужчин, потерявших партнеров из-за СПИДа. Одна группа просто горевала, а в другой респонденты еще и занимались самоанализом. Да, через месяц они чувствовали себя бодрее, чем те, кто не стал тратить время на всю эту психологию, но вот спустя год рефлексирующие парни впали в стойкое депрессивное состояние, гораздо более глубокое, чем у их оппонентов.

Авторы другой работы обнаружили, что у рефлексирующих студентов подозрительно низкий уровень психического благополучия. (Хотя, может, как раз потому они и занимаются этим вроде бы терапевтическим делом.)

Кроме неутомимых исследователей, испортить впечатление могут и обыватели, которые считают вечно копающихся в себе людей, простите, нытиками.

Ну серьезно: вдруг в процессе размышлений о том, что я делаю и как мои поступки влияют на мир, я приду к выводу, что всё тлен и суета, я жалкий червь, а игра не стоит ни свеч, ни зажигалок?

Может, я вообще скептик и мне ни в коем случае нельзя в это углубляться?

Психолог Таша Орих уверяет: дело вовсе не в том, что рефлексия неэффективна, а в том, что кто-то подходит к ней неправильно. Решающее значение имеет вопрос, который вы задаете себе в процессе исследования. Самая серьезная ошибка, по мнению Орих, спрашивать себя: «Почему?»

Представьте, что вы находитесь в мрачном расположении духа — и решаете выяснить, из-за чего же вам так плохо. Вполне вероятно, вы придете к неутешительным выводам: «Перспектив никаких, начальник дурак, я неловкий!»

Есть исследования, подтверждающие правоту Орих. В одном из них студентов после провального теста попросили отрефлексировать произошедшее. Те, кто задались вопросом «Почему?», сосредоточились на всех своих проблемах сразу, которые и сочли причиной неудачи, и даже спустя 12 часов по-прежнему чувствовали себя неважно.

Но ведь рефлексия нам нужна не для того, чтобы мы знали, в каком направлении отпускать проклятья, а чтобы двигаться вперед, повышая свою продуктивность и не попадая во власть деструктивных мотивов.

Это значит, что цепочка рассуждений должна не приводить нас к ограничениям и мысли: «Чёрт, у меня плохие гены!» — а, напротив, помогать увидеть просвет.

И смотреть при этом лучше не назад, а вперед. Как мне использовать прошлый опыт, чтобы завтра было лучше, чем вчера?

Таша Орих настаивает: всё получится, если переформулировать вопрос — не «Почему?», а «Что?». Что сейчас происходит? Что я чувствую? Что подсказывает мне интуиция? Что за варианты у меня есть? Что я должен сделать, чтобы стало лучше?

При наличии мало-мальской фантазии и на эти вопросы можно ответить так, чтобы довести себя до истерики, но во всяком случае «Что делать?» работает лучше, чем «Почему?» или «Кто виноват?».

Другая опасность — зацикливание, тревожное размышление уже о самом процессе: «Я вообще правильно рефлексирую? А вдруг вопросы не те? Ну-ка попробую еще разок». Эта петля может оказаться удушающей. У специалистов даже есть понятие «деструктивной рефлексии»

, которая свойственна излишне самокритичным людям и сопровождается неврозами: тревожный внутренний голос не умолкает и бесконечно анализирует мысли, ощущения и поступки. Но это уже, конечно, крайности.

А не увлекаться поможет смена ракурса:

«Ок, я сделал сегодня что-то странное. Как этот опыт может помочь мне в будущем?»

С чего начать

Универсального подхода к рефлексии не существует — каждый нащупывает путь, который подходит именно ему. Обычные методы, без изысков, включают:

— беседы с самим собой во время ходьбы, лучше там, где вас никто не дергает за рукав;
— сидение в уединенном месте, желательно с закрытыми глазами;
— письменные практики — ведение дневников и рисование ментальных карт;
— обсуждение пережитого с психологом или наставником — словом, с тем, кто способен сформулировать нужные вопросы.

Специалисты советуют выбрать для занятий такое время, когда вы максимально честны с собой. А если вы с ходу можете определить, в котором часу такое случается, то у вас уже неплохой скилл саморефлексии.

Инна Прибора

 

Аскар ТауекеловАскар Тауекелов
2 месяца назад 701
0 комментариев
О блоге